Вы на портале

Институт возмещения потерь: на что обратить внимание с учетом российского опыта

19 ноября 2024 г. вступает в силу новая редакция Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК РБ), которая предусматривает введение нового института возмещения имущественных потерь (ст. 309-1 ГК РБ), аналога института английского права indemnity. Ранее при регулировании договора белорусским правом такой инструмент был доступен только для резидентов Парка высоких технологий и их контрагентов. В Российской Федерации институт возмещения потерь был введен еще в 2015 г., и формулировки, использованные в ст. 309-1 ГК РБ и 406.1 ГК РФ, являются практически идентичными.

В данной статье мы с учетом российской судебной практики рассмотрим особенности этого крайне полезного для юриста инструмента, а также дадим рекомендации по его применению.

Боболя Дмитрий
Боболя Дмитрий

Юрист, магистр юридических наук, заместитель директора ООО «Арцингер Лигал»


Шайбак Мария
Шайбак Мария

Юрист ООО «Арцингер Лигал»

373 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Содержание:


Отличие от мер гражданско-правовой ответственности

Ключевое отличие возмещения имущественных потерь от убытков, неустойки и иных мер гражданско-правовой ответственности состоит в том, что возмещение имущественных потерь осуществляется при наступлении обстоятельств, не связанных с нарушением обязательства. В связи с этим, в частности, возмещение потерь в отличие от возмещения убытков не предполагает наличие причинно-следственной связи между поведением обязанной стороны и возникшими потерями или обстоятельством, с которым стороны связали их возникновение.

Более того, формулировка ст. 309-1 ГК РБ дает основания полагать, что стороны не могут определить нарушение договора в качестве обстоятельства возмещения потерь.

В практике российских судов встречаются случаи, когда суд, несмотря на прямую ссылку в пункте договора на ст. 406.1 ГК РФ, квалифицировал требования истца, связанные с нарушением договора, как требования о возмещении убытков и отказывал в их удовлетворении по причине недоказанности причинной связи между нарушением ответчика и убытками истца (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.02.2017 по делу № А28-7109/2016).

Предмет доказывания по требованию о возмещении потерь

Исходя из п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 (далее – ПП ВС РФ № 7) и предмета доказывания убытков, считаем, что для обоснования требования о возмещении имущественных потерь истцу будет необходимо доказать:

  • факт наступления обстоятельства, с которым стороны связали обязанность возмещения;
  • наличие имущественных потерь;
  • наличие причинной связи между наступлением обстоятельства и потерями стороны;
  • размер возмещения (если стороны не установили точный размер возмещения в соглашении).

Интересно, что ПП ВС РФ № 7 допускает возможность истребования правомочной стороной возмещения также неизбежных будущих потерь, несмотря на то что ст. 406.1 ГК РФ, как и ст. 309-1 ГК РБ, указывает только на возникшие имущественные потери.

В Российской Федерации в случае отсутствия у стороны имущественных потерь, которые она уже понесла или неизбежно понесет в будущем, суды отказывают в удовлетворении соответствующего требования о возмещении, даже если в договоре согласована твердая сумма (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2023 по делу № А40-34434/22, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25.10.2022 по делу № А43-22003/2021).

Порядок определения размера возмещения

В п. 1 ст. 309-1 ГК РБ закреплено, что стороны должны определить в соглашении размер возмещения или порядок его определения. Стороны могут указать в договоре точную сумму, подлежащую возмещению потерпевшей стороне, или формулу ее определения. Если характер имущественных потерь заранее понятен, стороны могут определить виды компенсируемых потерь, особенно если они легко поддаются денежной оценке (например, наложенный административный штраф, взысканная третьим лицом неустойка).

В соответствии с п. 15 ПП ВС РФ № 7 порядок определения размера возмещения также считается согласованным, когда стороны установили, что потерпевшей стороне подлежат возмещению все возникшие у нее потери, вызванные соответствующими обстоятельствами, или их часть (допустим, 50 % от всех возникших потерь). По нашему мнению, такой гибкий подход к порядку определения размера возмещения является обоснованным, поскольку иногда сторонам затруднительно предсказать точный размер или характер возможных имущественных потерь.

Возможность уменьшения размера возмещения потерь

Пункт 2 ст. 309-1 ГК РБ устанавливает единственное исключение, когда суд может уменьшить размер возмещения: если доказано, что потерпевшая сторона умышленно содействовала увеличению размера потерь. Учитывая это, а также то, что соглашение о возмещении имущественных потерь может заключаться только при осуществлении предпринимательской деятельности (то есть профессиональными участниками оборота), полагаем, суд должен отдавать предпочтение свободе договора и тому размеру возмещения, который стороны установили в договоре, даже если он не соответствует фактически понесенным потерям. В случае явно чрезмерного размера возмещения обязанная сторона может сослаться на злоупотребление правом другой стороной (ст. 9 ГК РБ).

Автономность соглашения о возмещении потерь

Важно отметить, что ГК РБ не устанавливает автономность соглашения о возмещении потерь, которое, как правило, представляет собой оговорку в договоре. Соответственно, можно предположить, что indemnity оговорка по белорусскому праву не является независимой, ее судьба зависит от судьбы договора, в который она включена, а одним из способов защиты от возмещения потерь пострадавшей стороне может быть оспаривание заключения или действительности договора (аналогично договорной неустойке).

Примеры использования соглашения о возмещении потерь 

Односторонний отказ контрагента от исполнения договора

Положения ст. 309-1 ГК РБ могут быть использованы, чтобы установить обязанность контрагента выплатить денежную компенсацию за односторонний отказ от исполнения договора по предусмотренным законодательством или договором основаниям. Поскольку реализация контрагентом своего права на односторонний отказ не является нарушением договора, такая правовая конструкция является более подходящей, чем соглашение о неустойке.

Пример формулировки для договора аренды:
«В случае одностороннего отказа Арендатора от Договора на основании п. 2 ст. 581 ГК РБ Арендатор в соответствии со ст. 309-1 ГК РБ и в течение 7 календарных дней с даты прекращения Договора обязан возместить Арендодателю имущественные потери в размере действующей на момент прекращения Договора однократной арендной платы за месяц».

Форс-мажор и невозможность исполнения

Институт возмещения потерь может быть использован сторонами для перераспределения имущественных рисков, связанных с возникновением в ходе исполнения договора форс-мажора (например, введением санкций), в том числе если исполнение обязательства в связи с этим для одной из сторон стало невозможным. Потери, связанные с невозможностью исполнения, прямо указаны в ст. 309-1 ГК РБ в качестве возможного обстоятельства возмещения. Согласно п. 1 ст. 386 ГК РБ по общему правилу сторона не вправе требовать от другой стороны возмещения убытков, если исполнение обязательства для другой стороны стало невозможным вследствие обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает.

Пример формулировки для договора поставки:
«В случае невозможности поставки всех или части Товаров согласно Договору вследствие обстоятельств, за которые ни одна из Сторон не отвечает, Поставщик в соответствии со ст. 309-1 ГК РБ и в течение 7 календарных дней после получения требования Покупателя обязан возместить ему имущественные потери в размере 10 % от цены непоставленных Товаров. При этом каждая из Сторон вправе требовать от контрагента возврата того, что она исполнила, не получив встречного удовлетворения».

Иски третьих лиц в связи с нарушением прав на интеллектуальную собственность

В договорах на поставку сложного технологического оборудования стороны нередко предусматривают обязанность поставщика возместить покупателю убытки, связанные с правомерными требованиями третьих лиц о нарушении прав на объекты интеллектуальной собственности (ПО, товарные знаки и пр.). Однако покупатель может нести существенные расходы и в случае защиты от неправомерного требования третьего лица (например, расходы на экспертов, адвокатов, юристов). Не все такие расходы могут быть заявлены к возмещению в качестве судебных расходов в процессуальном порядке, а те, что могут, как правило, возмещаются лишь частично, исходя из оценки суда их необходимости. Статья 309-1 ГК РБ может быть одним из способов избежать такой ситуации, позволяя переложить на поставщика связанные с договором расходы, которые не могут быть с него взысканы в качестве убытков.

Пример формулировки для договора поставки:
«Поставщик в соответствии со ст. 309-1 ГК РБ и в течение 7 календарных дней после получения требования Покупателя обязан возместить ему имущественные потери, возникшие по причине предъявления к Покупателю третьими лицами неправомерных (необоснованных) требований о нарушении прав на интеллектуальную собственность, связанную с Товаром. Размер возмещения определяется как разница между суммой документально подтвержденных расходов Покупателя, связанных с рассмотрением требования третьего лица, и суммой таких расходов, подлежащих взысканию в пользу Покупателя согласно не утратившим силу исполнительным документам (если они есть)».

Рекомендации
Рекомендуем сторонам при согласовании оговорки о возмещении имущественных потерь учитывать следующее:
– в оговорке следует прямо ссылаться на ст. 309-1 ГК РБ и использовать термин «имущественные потери»;
– определение нарушения договора в качестве обстоятельства, влекущего обязанность возмещения потерь, влечет риск того, что суд переквалифицирует оговорку в соглашение о возмещении убытков, о неустойке или вовсе посчитает ее недействительной;
– наступление предусмотренного в договоре обстоятельства в действительности должно влечь имущественные потери для пострадавшей стороны;
– стороны должны установить размер возмещения или порядок его определения. Последний может быть установлен путем указания на виды имущественных потерь, подлежащих возмещению (административные штрафы, неустойки со стороны третьих лиц и пр.);
– размер возмещения в виде точной суммы или формулы определения такой суммы должен соотноситься с реальными потенциальными потерями стороны. При явной чрезмерности размера возмещения обязанная сторона может попытаться оспорить требование о возмещении со ссылкой на злоупотребление правом;
– ст. 309-1 ГК РБ не закрепляет автономность (независимость) оговорки о возмещении имущественных потерь. Признание судом договора незаключенным или недействительным, установление факта ничтожности договора может влечь необоснованность требования о возмещении потерь на основании включенной в такой договор оговорки.

373 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме