Оспаривание страховой суммы погибшего имущества

Основные вопросы статьи: Каким образом определяется страховая сумма имущества? Является ли обязательным проведение страховщиком экспертизы по установлению действительной стоимости страхуемого имущества до заключения договора страхования? Каким образом устанавливается факт гибели застрахованного имущества? Как определяется размер страхового возмещения в случае гибели застрахованного имущества?

Обновлено
Марцинкевич Татьяна
Марцинкевич Татьяна

адвокат Минской областной специализированной юридической консультации по обслуживанию субъектов хозяйствования

2943 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Обстоятельства дела

Между частным унитарным предприятием «П» (ЧУП «П»), как страхователем, и закрытым акционерным страховым обществом «Б» (далее — ЗАСО «Б»), как страховщиком, был заключен договор страхования здания кафе сроком на один год. Страховая сумма имущества — капитального строения — по договору составляла 272 676 евро.

В период действия договора страхования в здании произошел пожар, в результате которого здание было уничтожено, что явилось наступлением страхового случая по договору страхования.

Страховщик перечислил страхователю — ЧУП «П» — в счет страхового возмещения по договору страхования 68 575, 51 евро.

Страхователь не согласился с размером страхового возмещения и обратился в суд с исковыми требованиями о взыскании с ЗАСО «Б» разницы между выплаченной и фактически полагающейся суммой страхового возмещения.

ЗАСО «Б» заявило ЧУП «П» встречные исковые требования об установлении факта ничтожности договора в части превышения страховой суммы над страховой стоимостью застрахованного имущества.

Позиция истца

В соответствии с заявлением о добровольном страховании имущества юридических лиц, Правилами добровольного страхования имущества юридических лиц, разработанными страховщиком и утвержденными Министерством финансов Республики Беларусь (далее — Правила добровольного страхования), и договором страхования истцом было застраховано от гибели или повреждения принадлежавшее ему на праве хозяйственного ведения капитальное строение.

Истец выполнил все обязательства по договору страхования в полном объеме, уплатив сумму страховых взносов.

В связи с наступлением страхового случая (пожара) здание было полностью уничтожено.

Согласно положениям Правил добровольного страхования, являющихся неотъемлемой частью договора страхования, страховое возмещение в случае гибели застрахованного имущества определяется как страховая сумма погибшего имущества за вычетом остатков, годных к использованию, при их наличии.

Соответственно, сумма страховой выплаты, которую ответчик обязан выплатить истцу, составляет страховую сумму погибшего имущества в размере 272 676 евро за вычетом уже выплаченной части в размере 68 575, 51 евро и стоимости годных остатков.

Позиция ответчика

ЗАСО «Б» исковые требования не признало. Во встречном исковом заявлении оно указало, что страховая сумма по договору в размере 272 676 евро превышает страховую стоимость застрахованного имущества, что является в силу требований п. 1 ст. 841 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) основанием для признания договора ничтожным в части суммы, превышающей страховую стоимость. При этом страховая стоимость застрахованного имущества, согласно позиции ответчика, составляла сумму ориентировочно от 30 000 до 131 000 евро.

Ответчик заявлял ходатайство о назначении судебной экспертизы с целью установления действительной стоимости имущества на момент заключения договора страхования, а также по оценке стоимости годных остатков.

Также ответчик указал на то, что до заключения договора страхования он не воспользовался своим правом на оценку страхового риска, поскольку не проводил экспертизу по оценке действительной стоимости страхуемого имущества и был умышленно введен страхователем в заблуждение о действительной стоимости имущества.

Страховщик ссылался на ошибочность заключения об оценке капитального строения, произведенной профессиональным оценщиком на основании договора со страхователем до заключения оспариваемого договора страхования, в сумме 272 676 евро.

Кроме того, страховщик указывал на то, что страховая стоимость принимаемого на страхование имущества сторонами в установленном порядке не была согласована, поскольку она не отражена в страховом полисе.

Дополнительно ответчик просил суд отказать в удовлетворении исковых требований на том основании, что отсутствует факт гибели застрахованного имущества в связи с произошедшим страховым случаем — пожаром.

Позиция истца по доводам встречного иска

Возражая на исковые требования об установлении факта ничтожности договора страхования, ЧУП «П» указало, что страховая стоимость имущества в размере 272 676 евро подтверждалась заключением специалиста, полученным до заключения договора страхования. Данная стоимость была отражена страхователем в заявлении на заключение договора страхования и была принята страховщиком после осмотра представителями ЗАСО «Б» страхуемого имущества.

Кроме того, истец указывал, что ранее данное капитальное строение на протяжении двух лет было застраховано в ЗАСО «Б» по страховой стоимости, существенно не отличавшейся от суммы 272 676 евро.

Выводы суда

В своем решении суд дал оценку доводам сторон, указал на несостоятельность доводов ответчика в части исковых требований об установлении факта ничтожности договора страхования и согласился с доводами страхователя, которые заключались в следующем.

В силу ст. 838 ГК страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (п. 1 ст. 835 ГК), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

В соответствии с п. 1 ст. 835 ГК при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — назначить экспертизу достоверности стоимости такого имущества.

Поскольку в ходе рассмотрения спора ответчик не оспаривал тот факт, что перед заключением договора страхования уполномоченными лицами страховщика был произведен осмотр недвижимого имущества, застрахованного по договору, то суд установил, что ответчик воспользовался своим правом на оценку страхового риска путем осмотра страхуемого капитального строения. При этом непроведение страховщиком экспертизы достоверности стоимости имущества до заключения договора страхования не имеет правового значения.

Соответственно, у ответчика (ЗАСО «Б») отсутствовало право оспаривать страховую стоимость имущества в силу прямого указания ст. 838 ГК, поскольку он, как страховщик по договору страхования, воспользовался своим правом оценки страхового риска до заключения договора страхования. На этом основании в удовлетворении ходатайства ответчика о назначении экспертизы действительной стоимости застрахованного имущества на момент заключения договора страхования судом было отказано.

Доводы ответчика об ошибочности заключения об оценке, произведенной до заключения договора страхования оценщиком на основании договора со страхователем, также не имеют правового значения для рассматриваемого спора в силу того, что при заключении договора страхования страховщик воспользовался правом оценки страхового риска, осмотрев страхуемое имущество, и согласился со страховой стоимостью данного имущества, предложенной страхователем в его заявлении.

Доводы страховщика о том, что страховая стоимость не согласована сторонами, поскольку она указана только в заявлении страхователя и не указана в страховом полисе, не основаны на законе. Так, в страховом полисе прямо закреплено, что заявление страхователя является его неотъемлемой частью, а следовательно, и частью договора страхования, что полностью соответствует требованиям как законодательства, так и Правил добровольного страхования.

Таким образом, в понятие договора страхования входят как страховой полис, выданный страховщиком, так и заявление страхователя. Оба документа в совокупности являются формой договора страхования.

Соответственно, страховая стоимость, указанная в заявлении страхователя — ЧУП «П», является страховой стоимостью, указанной в договоре страхования, согласно требованиям ст. 838 ГК.

Не были приняты судом и возражения страховщика об отсутствии факта гибели застрахованного здания в связи с произошедшим страховым случаем — пожаром.

Суд установил, что объект страхования по спорному договору — капитальное строение, зарегистрированное в установленном законодательством Республики Беларусь порядке на момент заключения договора страхования и имевшее инвентарный номер.

Согласно части второй ст. 7 Закона Республики Беларусь от 22.07.2002 № 133-З «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» имущество считается прекратившим существование с момента государственной регистрации прекращения существования.

Так, исходя из п. 36 Инструкции о порядке проведения технической инвентаризации и проверке характеристик капитальных строений <…>, утвержденной постановлением Комитета по земельным ресурсам, геодезии и картографии при Совете Министров Республики Беларусь от 28.07.2004 № 39, если при обследовании в натуре установлен факт отсутствия строения, изолированного помещения, то составляется акт о гибели (уничтожении). Соответствующий акт был составлен уполномоченной организацией, поэтому факт гибели застрахованного строения подтвержден в установленном порядке.

Доводы ответчика о том, что непосредственно после пожара у здания еще имелись стены и фундамент, не имеют правового значения для признания строения погибшим, поскольку в соответствии с техническим заключением специализированной организации, проводившей осмотр здания непосредственно после произошедшего страхового случая, здание рекомендовано демонтировать до обреза фундамента в силу неудовлетворительного состояния основных несущих конструкций после пожара. Помимо этого, в заключении указано, что проведение работ по усилению конструкций и элементов данного строения имеет определенную сложность и значительный объем, а в отдельных случаях вообще невозможно провести ремонтно-восстановительные работы.

Решение суда было оставлено без изменения апелляционной и кассационной судебными инстанциями.

К сведению

Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору, либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата), подписанного ими.
Кроме того, согласно п. 50 Правил добровольного страхования заявление о страховании является основанием для выдачи страхового полиса, а также неотъемлемой частью договора страхования.

Справочно

Согласно пп. 1 и 2 ст. 837 Гражданского кодекса Республики Беларусь страховой суммой (лимитом ответственности) является установленная законом, актом Президента Республики Беларусь или договором страхования денежная сумма, в пределах которой, по общему правилу, страховщик обязан произвести страховую выплату при наступлении страхового случая.
При страховании имущества или предпринимательского риска страховая сумма (лимит ответственности) не должна превышать их страховой стоимости. Такой стоимостью для имущества считается его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования.

2943 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме