Cигнал и контент: как соотносятся эти понятия?

Интервью с Игорем Ковалевичем, юристом и одним из участников рабочих групп по разработке Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» и готовящихся в настоящее время изменений в него.

2541 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Игорь Николаевич, чем обусловлены эти изменения и в чем основная необходимость в них для отрасли?

— Внесение изменений в Закон Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон) предусмотрено Указом Президента Республики Беларусь от 31.12.2016 № 520 «Об утверждении плана подготовки законопроектов на 2017 год» (далее — Указ № 520). Совет Республики Национального собрания определен субъектом права законодательной инициативы, вносящим названный законопроект.

Разработчиком действующей редакции Закона в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 02.12.2008 № 658 «Об утверждении плана подготовки законопроектов на 2009 год» являлся Совет Министров Республики Беларусь, рабочая группа действовала при Государственном комитете по науке и технологиям Республики Беларусь.

В отличие от работы над законопроектом в 2010 году, когда представители Министерства связи и информатизации Республики Беларусь не входили в рабочую группу, в этот раз позиции данного Министерства отдается приоритетное значение, поскольку некоторые предложения по изменению Закона связаны с совершенствованием понятийно-категориального аппарата Закона, который должен учитывать новейшие технологии в сфере электросвязи с перспективой на будущее и во взаимной увязке с национальными вопросами информационной безопасности.

На расширенном заседании президиума научно-консультативного совета по вопросам социально-экономического развития Республики Беларусь при Президиуме Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь шестого созыва (далее — НКС) на тему «О проекте Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах», которое состоялось в рамках работы над законопроектом, протокольно было отмечено, что законопроектом не изменяются концептуальные принципы регулирования отношений в сфере авторского права и смежных прав, но имеются проблемные вопросы, в частности, по распространению телепрограмм, в том числе содержащих обязательный общедоступный пакет.

В том же протоколе по результатам заседания было подчеркнуто, что Республика Беларусь является участницей основных универсальных международных договоров (конвенций) в сфере авторского права (Стокгольмской конвенции, Бернской конвенции, Римской конвенции и др.) и при внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» необходимо учитывать положения названных международных договоров, нормы которых имплементированы в национальное законодательство.

Основными актами такого национального законодательства, помимо собственно самих международных договоров, прежде всего являются Конституция Республики Беларусь (Основной Закон) и Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее — ГК).

Соответственно, совершенствование норм Закона с учетом практики его применения, как требует Указ № 520, происходит с учетом недопустимости изменения концептуальных принципов регулирования отношений в сфере авторского права и смежных прав, которые заложены такими международными актами. Наоборот, изменение Закона призвано устранить проблемные вопросы правоприменительной практики, в том числе в сфере распространения телепрограмм.

Можно здесь конкретнее пояснить?

— Согласно Конституции интеллектуальная собственность охраняется законом (ст. 51).

В соответствии со ст. 980 ГК к объектам интеллектуальной собственности относятся: результаты интеллектуальной деятельности (1), средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг (2) и другие результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законодательными актами (3).

Таким образом, законодателем определены три категории объектов интеллектуальной собственности, и их перечень закрыт путем прямого отнесения видов объектов к двум первым категориям в этой же статье и случаям, предусмотренным ГК и иными законодательными актами.

Передачи организаций вещания в этой же статье ГК законодателем отнесены к результатам интеллектуальной деятельности (которые подразделяются на объекты авторского права и смежных прав, объекты права промышленной собственности). Статьей 994 ГК такие передачи отнесены к объектам смежных прав.

Согласно ГК авторам результатов интеллектуальной деятельности принадлежат в отношении этих результатов личные неимущественные и имущественные права, а вот производителям фонограмм и организациям вещания принадлежат в отношении этих  объектов только имущественные права (ст. 982 ГК). «Эти объекты»  —  это результаты интеллектуальной деятельности, а не технологические процессы передачи данных.

В силу ст. 983 ГК обладателю имущественных прав на результат интеллектуальной деятельности (за исключением секретов производства (ноу-хау)) или средство индивидуализации принадлежит исключительное право правомерного использования этого объекта интеллектуальной собственности по своему усмотрению в любой форме и любым способом. Использование другими лицами объектов интеллектуальной собственности, в отношении которых их правообладателю принадлежит исключительное право, допускается только с согласия правообладателя.

Однако некоторые авторы считают, что определение термина «передача организации эфирного или кабельного вещания», содержащееся в Законе Республики Беларусь от 16.05.1996 № 370-XIII в редакции от 11.08.1998 № 194-З «Об авторском праве и смежных правах», как вещательного контента, не позволяло отграничить его от понятия «аудиовизуальное произведение».

Поэтому ранее существовавшее определение в названном выше Законе исчезло при разработке Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах», а вместо него этот термин стал означать «сам передаваемый в эфир или по кабелю сигнал» (такая позиция изложена в ответе одного из разработчиков Закона). Одновременно в правопонимании и правоприменительной практике возникло разночтение с признанием объектом смежных прав: одними — контента, другими — сигнала.

У передачи организации вещания и аудиовизуального произведения немало различительных признаков. В частности, передача не является объектом авторского права, автором произведения являются физические лица, а у передачи организации вещания их нет, но есть правообладатель – сама организация вещания; срок охраны произведений и передач организаций вещания разный, и его истечение начинается по-разному; авторское право на произведение возникает в силу факта его создания, а смежные права на передачу организации вещания возникают с момента начала ее передачи в эфир или по кабелю.

Ошибочное восприятие сигнала вместо контента объектом смежных прав обусловлено, пожалуй, тем обстоятельством, что его правовая охрана начинается с момента начала передачи в эфир или по кабелю, то есть без трансляции не возникает объекта гражданских прав, в том числе объекта исключительного права. Создается иллюзия самообмана: видится только сигнал, а не то, что он несет – контент. Но при этом трансляция (сигнал) является способом использования этого объекта с момента ее начала. И наряду с этим сигнал является объектом охраны правом интеллектуальной собственности.

Понятия объекта интеллектуальной собственности и объекта охраны правом интеллектуальной собственности не тождественны. Например, объектом интеллектуальной собственности является произведение, а объектами охраны правом интеллектуальной собственности являются также все виды имущественных прав (право на воспроизведение, распространение, прокат, импорт и т.д.) и личных неимущественных прав (право на авторство, имя, неприкосновенность произведения и т.д.), связанных с этим объектом.

Итак, признание объектом интеллектуальной собственности электромагнитного сигнала, посредством которого оператором электросвязи транслируется передача организации вещания, по указанным причинам невозможно, он является не результатом интеллектуальной деятельности, а технологическим процессом передачи данных.

Некоторые авторы считают, что транслируемый сигнал, не являясь результатом интеллектуальной деятельности, должен признаваться объектом интеллектуальной собственности, так как «законодательно приравнивается к нему, поскольку непосредственно способствует распространению результатов интеллектуальной деятельности» (Е. Янтикова, ведущий специалист управления права и международных договоров НЦИС, «Права на трансляцию спортивных мероприятий и смежные права вещательных организаций как самостоятельные категории имущественных прав: их соотношение» // Юридический мир, № 8, 2014).

Но пример такого приравнивания законодательно никем не называется, потому что в законодательных актах оно отсутствует. В соответствии с частью первой ст. 139 ГК (которая называется «Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности») в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом и иным законодательством, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ и услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.).

Иными словами, законодатель приравнивает к результатам интеллектуальной деятельности только средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг. Электромагнитный сигнал таким средством не является и поэтому не может выступать объектом интеллектуальной собственности, в том числе объектом смежных прав.

Не является он по белорусскому праву и объектом гражданских прав, закрытый перечень видов которых содержится в ст. 128 ГК. Вот энергия, газ, нефть и нефтепродукты, вода являются объектами гражданских прав в силу главы 30 ГК, они отнесены к оборотоспособному имуществу — товарам, а электромагнитный сигнал — нет.

Например, действующей редакцией Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» предусмотрен такой способ использования передачи организации эфирного или кабельного вещания, как публичное исполнение передачи в местах с платным входом. Вы представляете себе публичное исполнение в студии телекомпании, например, шоу-передачи с известным ведущим, скажем «Вечер с Малаховым»? По-моему, это можно представить. А вот представить публичное исполнение передачи как электромагнитного сигнала как-то неестественно. Разве что по прозрачному кабелю (если иронизировать).

Остается напомнить, что согласно обсуждаемому Закону публичное исполнение — это представление произведения или объекта смежных прав посредством актерской игры, пения, чтения, декламации, игры на музыкальном инструменте, танца или каким-либо иным образом, в том числе с помощью технических устройств (в отношении аудиовизуального произведения — показ кадров в их последовательности), в местах, где присутствуют или могут присутствовать лица, не принадлежащие к обычному кругу семьи или близким знакомым семьи лица, осуществляющего или организующего такое представление.

Зато видом объектов гражданских прав является услуга, и именно услуга электросвязи, посредством оказания которой этот самый сигнал передается, признается объектом гражданских прав.

А как же Римская конвенция, на которую часто ссылаются, утверждая, что она определяет объектом смежных прав именно сигнал?

— Она устанавливает объекты охраны правом интеллектуальной собственности — «публикацию», «воспроизведение», «передачу в эфир», «ретрансляцию», а не объекты гражданских прав, в том числе не объекты интеллектуальной собственности. И дает определение этим способам использования объектов интеллектуальной собственности, но не определяет понятия интеллектуальной собственности и ее объектов.

А где можно уяснить значения понятий, определяющих объекты интеллектуальной собственности, в частности объекты авторского права и смежных прав?

— Согласно уже упоминавшейся протоколом НКС Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, заключенной в г. Стокгольме 14.07.1967, в которой Республика Беларусь участвует с 26.04.1970, понятие «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся, в частности:

— к литературным, художественным и научным произведениям;

— исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам.

Как видим, Конвенция разграничивает произведения и телепередачи (радиопередачи). Таким образом, понятие радио- и телевизионных передач не является тождественным понятию произведений вообще и аудиовизуальных произведений в частности.

На международном уровне принято заниматься охраной того, что интересует всех. А всех интересует охрана тех видов правомочий (имущественных прав), которые наиболее уязвимы. Чтобы их осуществление происходило законно, чтобы не было неправомерного использования объектов интеллектуальной собственности, в том числе объектов смежных прав.

Можно заметить, что и на национальном уровне первые правовые акты, направленные на охрану правом интеллектуальной собственности, также «игнорировали» сами объекты интеллектуальной собственности, но зато, следуя «в ногу со временем», устанавливали порядок, способствовавший их защите от неправомерного использованиями другими лицами. Обратите внимание, один из первых декретов Франции — от 13 (24) июля 1793 года — так и назывался: «О праве на воспроизведение» (а не о самих произведениях, не об авторском праве вообще). Название, как известно, определяет предмет правового регулирования. В данном Декрете оно было направлено на урегулирование лишь такого актуального на тот период времени вида правомочия, как право воспроизведения произведений.

Передача в эфир, как и передача по кабелю, как раз и представляют собой способы использования таких объектов, а не сами объекты. Эти способы требуют охраны, поскольку правообладателей интересует прежде всего защита от не разрешенной ими передачи в эфир или по кабелю материалов вещания, являющихся объектами авторского права и смежных прав.

Поэтому и в действующей редакции Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» в ст. 29 читаем про передачу передачи («Использованием передачи признается передача в эфир или передача по кабелю другой организацией эфирного или кабельного вещания»).

Если признавать объектом интеллектуальной собственности только одну передачу, как в случае с процитированным мнением ГКНТ — электромагнитный сигнал, то возникает вопрос: какое смысловое значение в этой статье несет каждое слово-синоним «передача»? Ведь у двух слов «передача» и «передача» не может быть одного и того же значения в одном предложении, формирующем норму права.

Одно из них имеет то же смысловое значение, что и термин «передача организации эфирного или кабельного вещания», использованный в названии ст. 29: «Исключительное право на передачу организации эфирного или кабельного вещания». Этот термин не может иметь того же смыслового значения, что и термины «передача в эфир» и «передача по кабелю», использованные в содержании этой статьи. Уже хотя бы потому, что это не допускается Указом Президента Республики Беларусь от 11.08.2003 № 359 «О мерах по совершенствованию нормотворческой деятельности» и Законом Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь». Одни и те же термины в нормативных правовых актах должны употребляться в одном значении и иметь единую форму. В тексте нормативного правового акта не допускается употребление в одном и том же смысле разных понятий (терминов). Также в тексте нормативного правового акта не допускается употребление просторечий и экспрессивных форм разговорной речи, в том числе сокращений терминов-словосочетаний до одного слова, как в обсуждаемом случае, когда не всегда всем ясно, какая «передача» имелась в виду: передача организации вещания или способы ее использования путем передачи в эфир или по кабелю.

Для примера процитируем фрагмент раздела 5 «Охрана прав телерадиокомпаний» германского Закона об авторском праве и смежных правах: «телерадиокомпания обладает исключительным правом транслировать свои передачи и предоставлять к ним публичный доступ». Как видим, замена терминов «передача в эфир» и «передача по кабелю» термином «трансляция» упрощает формулирование и уяснение нормы права. Обращаем внимание, что у немцев, как и в Стокгольмской конвенции, как и в нашем ГК и Законе Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» от 16.05.1996 № 370-XIII, объектом смежных прав признается радио и телепередача (передача телерадиокомпании).

Так же практически у всех стран СНГ и римско-германской правовой семьи.

Передачей в эфир или передачей по кабелю является правомочие использования, но не только передачи организации вещания, а также произведений, исполнений, фонограмм (ст. 16, 25, 28 Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах»). Поэтому признается не только «передача (в эфир или по кабелю) передачи (организации вещания)», но и передача иных результатов интеллектуальной деятельности.

Иное дело — насколько распространены те или иные способы использования тех или иных объектов авторского права и смежных прав в разных странах. Например, за рубежом владельцы телеканалов передают по кабелю аудиовизуальные произведения или их сборники (так называемые «домашние кинотеатры», «фильмы по заказу» и т.п.), они в рамках этой деятельности не являются редакциями СМИ и не формируют присущие таким редакциям телепрограммы, соответственно, не создают составляющих эти программы телепередач и не реализуют прав на их передачу (трансляцию) по кабелю. В Беларуси этот способ использования таких произведений (путем передачи по кабелю) только начинает получать распространение.

Проблема правопонимания нередко возникает из-за невнимательного ознакомления с законом, чему иногда способствуют недостатки техники нормотворчества при его написании.

Например, в Законе Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» четко прописано, что «исключительное право на передачу организации эфирного или кабельного вещания действует в течение пятидесяти лет соответственно с момента осуществления передачи в эфир или с момента осуществления передачи по кабелю» (ст. 30). В одной норме права применяются оба термина — передача как контент и передача как сигнал. И своим правовым смыслом данная норма не оставляет вопросов, какой из двух передач положена охрана в течение 50 лет.

Так же как и норма п. 1 ст. 31 устанавливает, что «истечение срока действия исключительного права на объекты смежных прав означает переход этих объектов в общественное достояние». Вы представляете себе переход в общественное достояние электромагнитного сигнала, транслировавшегося 50 лет назад? Вот и ответ на вопрос.

Один из основных принципов правоприменения — системность применения законодательства. Невозможно судить о правовой сути по одному, выдернутому откуда-нибудь фрагменту текста, пусть и формирующему норму права. Их необходимо знать в комплексе.

Да, хорошие примеры уяснения правового смысла Закона и разграничения значения понятий. Но Вы сказали и о недостатках техники нормотворчества, которые иногда препятствуют правопониманию. Есть ли такой пример в действующей редакции Закона?

— С принятием Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» выпало определение понятия передачи организации вещания, являющейся результатом интеллектуальной деятельности, как ее определяет ГК, который в этой части неизменно действует с 01.07.1999.

Закон Республики Беларусь от 16.05.1996 № 370-XIII «Об авторском праве и смежных правах» в редакции от 11.08.1998 № 194-З определял передачу в эфир (эфирное вещание) как способ использования объектов авторского права и смежных прав, а именно «сообщение произведения, исполнения, фонограммы или передачи организации эфирного или кабельного вещания для всеобщего сведения посредством беспроволочной передачи, включая передачу через спутник; передача кодированных сигналов является передачей в эфир, если средства декодирования предоставляются публике организацией эфирного вещания или с ее согласия».

Саму же передачу организации эфирного или кабельного вещания он определял как «передачу, созданную самой организацией эфирного или кабельного вещания, а также по ее заказу и за счет ее средств другой организацией».

Закон Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» дает определение понятиям «передача в эфир (эфирное вещание)» (передача без использования провода и кабеля звуков и (или) изображений для приема публикой, включая передачу через спутник. Передача без использования провода и кабеля кодированных сигналов является передачей в эфир, если средства декодирования предоставляются публике организацией эфирного вещания или с ее согласия) и «передача по кабелю (кабельное вещание)» (передача по проводам, радиочастотному или оптическому кабелю звуков и (или) изображений для приема публикой, включая трансляцию телевизионных программ в системах кабельного телевидения и трансляцию программ звукового вещания посредством проводных линий).

А вот термин «передача организации вещания» как результат интеллектуальной деятельности в смысле ст. 980 ГК, или «передача организации эфирного или кабельного вещания», не получил в этом Законе определения. Вместо него появилась компиляция определений двух других терминов — «передачи в эфир (эфирное вещание)» и «передачи по кабелю (кабельное вещание)», дословно: передача организации эфирного или кабельного вещания — передача в эфир или передача по кабелю звуков и (или) изображений для приема публикой, осуществляемые организацией эфирного или кабельного вещания или по ее заказу и за счет ее средств другой организацией.

Хотя из этого скомпилированного определения очевидно: в нем идет речь не о передаче организации (как контенте), а о передачах организацией (как сигналах).

Республика Беларусь с 27.02.2003 является участником Международной конвенции Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры «Об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций», заключенной в г. Риме 26.10.1961 (далее — Римская конвенция).

А вот, например, Соединенные Штаты Америки  не участвуют в ней. Правовая система США придает слишком широкий смысл понятию произведения, распространяя его также на исполнения. Мотив хорошо известен — коммерческий. Таким путем американский шоу-бизнес, представленный цепко считающими свой доход агентами и агентствами, лоббирует гораздо более продолжительный срок охраны объектов смежных прав. Ну а практика доминирующей экономики мира имеет способность проникать и не в свои юрисдикции. Нашей правовой системе, учитывая указанное присоединение к Римской конвенции, эрозия таким проникновением не нужна.

Имплементация норм международного права — это не только лингвистический перевод, но и перевод смысловой, следующий правовой традиции. В этой связи нельзя забывать, что согласно Конституции Республика Беларусь — социальное правовое государство. Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.

Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.02.2008 № 210 «О ставках и порядке выплаты авторского и иных видов вознаграждения за создание произведений и материалов в сфере телевидения и радиовещания» установлены как максимальные, так и минимальные ставки названных вознаграждений.

Предусмотренные в нем ограничения размеров авторского и иных видов вознаграждения распространяются только на произведения и материалы, создаваемые с привлечением бюджетных средств (выплаты производятся в пределах плановых бюджетных ассигнований, предусмотренных на выплату заработной платы). Размеры авторского и иных видов вознаграждения за произведения и материалы, создаваемые с привлечением внебюджетных средств, определяются в соответствующем договоре без ограничений.

С 12.12.1997 Республика Беларусь участвует в Бернской конвенции об  охране литературных и художественных произведений (официальное название на государственном русском языке в Республике Беларусь, хотя и несколько не соответствующее его правилам: Бернская конвенция по  охране литературных и художественных произведений), заключенной в г. Берне 09.09.1886 (США участвуют в ней с 01.03.1989).

Но она распространяется на литературные и художественные произведения, а не на передачи организаций вещания или другие объекты смежных прав, в том числе подпадающие под регулирование Римской конвенции.

Согласно Бернской конвенции термин «литературные и художественные произведения» охватывает в том числе музыкальные сочинения с текстом или без текста; кинематографические произведения, к которым приравниваются произведения, выраженные способом, аналогичным кинематографии.

Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» разделяет литературные произведения на три подвида: «книги, брошюры, статьи и др.», «сценарные произведения» и «музыкальные произведения с текстом и без текста». К аудиовизуальным произведениям он относит «кино-, теле-, видеофильмы, диафильмы и др.».

Да, в статье 11.bis Бернской конвенции предусмотрено, что авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать в том числе:

— передачу своих произведений в эфир или сообщение для всеобщего сведения этих произведений любым другим способом беспроводной передачи знаков, звуков или изображений;

— любое сообщение для всеобщего сведения по проводам или средствами беспроводной связи переданного в эфир произведения, если такое сообщение осуществляется иной организацией, нежели первоначальная.

Но эти передача и сообщение не охватываются понятиями передачи в эфир или по кабелю передач организаций вещания (телепередач).

С момента создания передачи организации вещания как объекта смежных прав, точнее с момента начала ее правовой охраны, который совпадает с моментом ее передачи в эфир или по кабелю, при этом или ином способе ее использования (как-то запись передачи, воспроизведение записи передачи, распространение записи передачи или экземпляров записи передачи посредством продажи или иной передачи права собственности и т.д.) в гражданском обороте с пользователями (лицензиатами) признается уже исключительное право на эту передачу, а не исключительные права на использовавшиеся при ее создании произведения и иные объекты смежных прав.

Если бы оператор электросвязи, являющийся лицензиатом во взаимоотношениях с организацией вещания относительно ее передачи, физически и юридически был способен осуществлять имущественные права относительно произведений, включенных в эту передачу, то точно также он обладал бы возможностью неосуществления этих прав, включая отказ от их осуществления. Но у него такой возможности нет, следовательно, нет и не может быть статуса лицензиата относительно таких произведений, исполнений, фонограмм и других передач организаций вещания, использованных при создании транслируемой передачи.

Как уже было отмечено, ГК не изменялся в обсуждаемой части с самого начала его действия (01.07.1999), не изменялись и соответствующие международные договоры, действующие у нас в стране уже десятилетия (Стокгольмская конвенция, Бернская конвенция, Римская конвенция и т.д.). Не изменялось даже постановление Совета Министров Республики Беларусь от 15.02.2008 № 210 "О ставках и порядке выплаты авторского и иных видов вознаграждения за создание произведений и материалов в сфере телевидения и радиовещания", изданное еще в период действия Закона Республики Беларусь от 16.05.1996 № 370-XIII «Об авторском праве и смежных правах».

За это время обновился только сам специальный закон — вместо Закона Республики Беларусь от 16.05.1996 № 370-XIII «Об авторском праве и смежных правах», содержавшего понятие передачи как вещательного контента и его определение, появился Закон Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах», не содержащий определения этого понятия, но применяющий его в своем содержании.

В этой связи нельзя не согласиться с еще одним протокольным решением НКС, констатирующим, что понятийно-категориальный аппарат Закона должен быть увязан с национальными вопросами информационной безопасности. Любая неполнота этого аппарата создает соответствующие риски, как в обсуждаемом случае — для целой отрасли.

В связи с этим предложено поддержать позицию Министерства связи и информатизации Республики Беларусь в части предложенных определений терминов «организация эфирного или кабельного вещания» (вводится впервые), «передача организации эфирного или кабельного вещания» и «передача в эфир или по кабелю (эфирное или кабельное вещание)», а также дополнения Закона нормами, признающими самостоятельный характер прав организаций эфирного или кабельного вещания относительно передач этих организаций независимо от наличия и действия прав правообладателей на объекты, используемые при создании таких передач.

Как показывает правоприменительная практика, одной нормы ст. 24, согласно которой организация эфирного или кабельного вещания осуществляет принадлежащие ей права в пределах прав, полученных по договорам с исполнителем и автором записываемого либо передаваемого в эфир или по кабелю произведения (ст. 24), недостаточно, чтобы она была единообразной.

В этой связи законопроект в целях полного исключения какого-либо разночтения, возникшего с принятием действующей редакции Закона, дополняется оговоркой, которую предложено внести в абзац седьмой п. 2 ст. 29, изложив его в новой редакции. Согласно этой оговорке передача в эфир или по кабелю передачи организации вещания не является одновременно передачей произведений, исполнений, фонограмм и других передач организаций вещания, используемых при ее создании.

Ведь узнай миллионы зарубежных авторов произведений и их исполнители, что в Беларуси их права на передачу по кабелю признаются правоприменительной практикой, порожденной таким разночтением, даже когда транслируется не само произведение или исполнение (запись), а такие передачи, то несколькими исками можно обанкротить всю отрасль.

Любой правовой пробел — словно дыра в суверенитете, ну а такой тем более увязан с национальным вопросом информационной безопасности. Ведь если не национальные вещатели и операторы заполняют информационное пространство, то его заполняют иностранные. Свято место пусто не бывает.

— В 2016 году прошла волна исков к операторам электросвязи от нескольких белорусских авторов за якобы неправомерное использование их музыки и песен путем передачи по кабелю. Операторы заявляют о своей законопослушности. Тем не менее удовлетворившие требования авторов судебные постановления имеются, они вступили в законную силу. 

— Музыка и песни являются литературными произведениями, сами по себе они обычно не передаются в эфир или по кабелю (из произведений, как уже было замечено, это присуще фильмам и тому подобным аудиовизуальным произведениям). Могут передаваться исполнения этих произведений или их записи (фонограммы). У них иной режим правовой охраны, нежели у произведений. Думаю, стоит подождать результаты обжалования, если операторы электросвязи сочтут наличие у них для этого достаточных правовых оснований. Мы ведь сейчас не о каком-то конкретном судебном деле говорим. Возможно, авторы были не правы относительно выбора надлежащего ответчика, что, в свою очередь, не означает, что их права не могли быть нарушены.

Напомню, что непосредственная трансляция произведений в Беларуси пока еще не является распространенным явлением.

К слову заметить, в Германии такая трансляция возможна исключительно посредством организации по управлению имущественными правами на коллективной основе, что исключает подобные конфликты, а вот приобретение прав на трансляцию передачи телекомпании презюмируется непосредственно у самой телерадиокомпании.

Работа над законопроектом, повторюсь, протекает, учитывая и эту практику, под лозунгом совершенствования Закона путем приведения в соответствие с концептуальными принципами регулирования отношений в сфере авторского права и смежных прав, в том числе в целях устранения возникших проблемных вопросов по распространению телепрограмм.

Такие концептуальные принципы хорошо известны законодателю и участвующему в его работе научному сообществу, специалистам и изложены в международных договорах (конвенциях), нормы которых имплементированы в ГК, охраняющий интеллектуальную собственность на самом высоком уровне правовой иерархии после Конституции и согласно ей.

2541 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме

Злонамеренное соглашение сторон: практика оспаривания договора купли-продажи доли в уставном фонде общества

Ситуация: иностранная компания «А», являющаяся участником ООО «Э» (Республика Беларусь), выдала директору ООО «Э» – гр-ну Х. доверенность на представление своих интересов...
№ 8, август 2018 Шимонович Андрей,
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 2971

Подписан Указ № 399 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций»

Указом Президента Республики Беларусь № 399 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций», подписанным 2 октября 2018 года, предусматривается ряд основных...
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 719