Договор займа: проблемные вопросы и судебная практика

Договор займа является одним из наиболее удобных инструментов финансирования расходов и развития бизнеса как самими участниками общества, так и привлеченными инвесторами. В качестве одного из важнейших условий договора займа стороны рассматривают срок возврата займа. На практике нередко встречаются ситуации, когда стороны не уделяют должного внимания этому условию договора. 

Возникают вопросы: насколько критично отсутствие условия о сроке в договоре, что может стоить сторонам его неурегулированность и существует ли сложившаяся судебная практика по данному вопросу?

Обновлено
Ошмян Юлия

Руководитель проектов в сфере арбитража и экономических споров, адвокат Минской областной коллегии адвокатов | REVERA

4269 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Срок возврата займа, то есть срок, по истечении которого у заемщика возникает обязательство возвратить заимодавцу полученные в собственность денежные средства (либо иные вещи, определенные родовыми признаками), а также уплатить проценты за пользование займом, является одним из основных условий договора займа.

Вместе с тем зачастую договор займа не содержит условия о сроках возврата суммы займа и уплаты процентов за пользование займом. Проблем не возникает, если в такой ситуации у сторон имеется одинаковое понимание в части фактических сроков возврата займа, а также если эти сроки соблюдаются заемщиком надлежащим образом.

Однако при возникновении судебного спора между заемщиком и заимодавцем в связи с нарушением первым сроков возврата займа практическое значение будут иметь вопросы о заключенности договора займа, о сроке исковой давности на защиту права на взыскание суммы займа, о моменте, с которого исчисляется срок исковой давности.

Риски признания договора займа незаключенным

По общему правилу отсутствие в договоре условия о сроке возврата займа и процентов за пользование займом не означает его незаключенность, поскольку ГК не относит срок возврата займа к существенным условиям такого вида договора.

Вместе с тем следует помнить, что в силу ч. 2 п. 1 ст. 402 ГК к существенным условиям договора относятся не только условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида, но также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Поэтому, если по заявлению заемщика или заимодавца в отношении срока, на который предоставляется заем, должно быть достигнуто соглашение, условие о сроке займа будет являться существенным и его отсутствие в договоре повлечет признание договора займа незаключенным.

В ГК нет указаний на то, в какой форме должно быть выражено такое заявление об условиях, по которым должно быть достигнуто соглашение. Представляется, что такое заявление должно быть выражено в письменной форме, к примеру, в рамках переписки сторон, предшествующей подписанию договора и в процессе исполнения договора. В противном случае будет весьма проблематично доказать в суде, что такое заявление в действительности имело место.

Незаключенная сделка не порождает для сторон каких-либо правовых последствий. Поэтому последствием незаключенности договора займа является невозможность для заимодавца предъявить заемщику требования, основанные на договоре займа (пени, штрафы, проценты за пользование займом). Фактически полученные заемщиком денежные средства будут являться по своей правовой природе неосновательным обогащением (ст. 971 ГК), и срок исковой давности по взысканию данных денежных средств будет течь со дня, следующего за днем их получения заемщиком.

Проблемы исчисления сроков исковой давности

Если в договоре займа стороны зафиксировали срок возврата займа, то сумма займа должна быть возвращена заемщиком в обозначенный срок. При нарушении данного условия договора срок исковой давности в силу п. 1 ст. 201 ГК начинает течь со дня, следующего за последним днем надлежащей оплаты по договору.

В ситуации, когда срок возврата займа в договоре отсутствует и не является существенным условием договора в смысле ч. 2 п. 1 ст. 402 ГК, срок возврата займа определяется по правилам ч. 2 п. 1 ст. 763 ГК, согласно которой в случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение 30 дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом.

Проблемы и неоднозначные толкования вызывает вопрос о том, с какого момента в данном случае необходимо исчислять срок исковой давности, а также в течение какого срока с даты заключения договора заимодавец может реализовать свое право потребовать у заемщика возвратить сумму займа.

Справочно.
В силу ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение срока исковой давности начинается, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании указанного срока.

В практике встречаются различные точки зрения по поводу того, как необходимо толковать ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК. Рассмотрим основные из них.

Согласно первому подходу право требовать возврата займа фактически возникает у заимодавца уже на следующий день после заключения договора займа. Поэтому срок исковой давности в данном случае с учетом положений ч. 2 п. 1 ст. 763 ГК необходимо исчислять по истечении 30-дневного срока после заключения договора займа. Такой подход основан на аналогии с тем, как законодатель понимает сроки и дату возникновения обязательства по возврату неосновательного обогащения, и по сути означает отождествление срока, в течение которого заимодавец может реализовать право заявить требование о возврате займа, и срока исковой давности (то есть срока защиты нарушенного права), что представляется неверным.

В соответствии со вторым подходом право требовать возврата займа возникает у заимодавца по истечении разумного срока после возникновения правоотношения, поскольку в силу п. 1 ст. 295 ГК обязательство, по кото-рому срок исполнения не предусмотрен или определен моментом востребования, должно быть исполнено в разумный срок. При этом то, какой именно срок необходимо понимать под разумным, следует устанавливать исходя из характера и сложившейся практики взаимоотношений сторон.

К примеру, если до момента заключения спорного договора между сторонами заключались договоры со сроком возврата займа в два года, то в качестве срока исполнения обязательства по возврату займа, субъективно воспринимаемого сторонами в качестве разумного, следует понимать два года.

В силу ч. 2 п. 2 ст. 295 ГК обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в 7-дневный срок со дня поступления письменного требования кредитора о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из акта законодательства. Норма ч. 2 п. 1 ст. 763 ГК предоставляет заемщику более длительный льготный срок исполнения обязательства по возврату займа, равный 30 дням.

Исходя из этого, сторонники второго подхода делают вывод о том, что срок исковой давности в ситуации, когда срок возврата займа в договоре не определен, необходимо исчислять по истечении 30 дней со дня истечения разумного срока исполнения обязательства. К примеру, если договор займа заключен 31.03.2012 и разумный срок исполнения обязательства составляет два года, срок исковой давности предлагается исчислять с 01.05.2014. Сложность применения данного подхода на практике заключается в том, что зачастую бывает затруднительно установить, какой именно срок необходимо считать разумным в каждой конкретной ситуации.

Согласно третьему подходу право заявить требование о возврате займа не ограничено в ГК какими-либо сроками: заимодавец может по своему усмотрению реализовать это право уже через несколько дней после заключения договора займа, а может сделать это и через 10 лет. Поэтому за отправную точку исчисления срока исковой давности принимается момент фактического предъявления заемщиком заимодавцу требования об исполнении обязательства по возврату займа и истечение 30 дней с момента предъявления данного требования. На практике такой подход получил наибольшее распространение и поддержан сложившейся практикой судов общей юрисдикции в части толкования ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК.

Пример из судебной практики
Между К. и ООО «А» заключен договор займа от 12.03.2012. Срок возврата займа договором не предусмотрен. Письменное требование о возврате суммы займа впервые было направлено К. в адрес ООО «А» 27.02.2017. В срок до 29.03.2017 ООО «А» обязательство по возврату займа не исполнило, в связи с чем К. обратился в суд с иском.
Суд первой инстанции согласился с позицией К. о том, что, поскольку требование о возврате суммы займа было предъявлено 27.02.2017, срок исковой давности по защите нарушенного права на возврат суммы займа в силу правил ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК, ч. 2 п. 1 ст. 763 ГК начинает течь с 30.03.2017. Данное решение было оставлено в силе судом кассационной инстанции, в удовлетворении надзорных жалоб ООО «А» было отказано.

Представляется, что такой подход в наибольшей степени соответствует правовой природе исковой давности и смыслу норм ГК, касающихся данного института. Согласно ст. 196 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. О нарушении права заимодавца на возврат суммы займа можно говорить лишь в случае ненадлежащего исполнения заемщиком данного обязательства, но никак не ранее даты возникновения у заемщика как такового обязательства по возврату суммы займа.

Исходя из ч. 2 п. 1 ст. 763 ГК дата возникновения обязательства заемщика вернуть заимодавцу сумму займа непосредственно связана с фактом предъявления заимодавцем соответствующего требования. Поэтому до момента предъявления заимодавцем требования о возврате займа в принципе нельзя вести речь о течении срока исковой давности, так как отсутствует факт нарушения обязательства, с которым ГК связывает момент начала течения срока исковой давности.

Подход судов к тому, что срок на предъявление заемщиком требования о возврате займа в рассматриваемой ситуации не установлен, также представляется обоснованным. В первую очередь это связано не столько с проблемой толкования нормы материального права, сколько с процессом доказывания и оценкой разумности срока. В силу требований ГПК и ХПК положенные в основу решения выводы суда должны подтверждаться достоверными и достаточными доказательствами. При отсутствии письменных доказательств, позволяющих дать оценку разумности срока, прошедшего с момента заключения договора займа до момента возврата займа, при наличии лишь противоречивых объяснений лиц, участвующих в деле, достаточно сложно обосновать, почему одни объяснения принимаются как достоверные, а другие отвергаются.

Практика арбитражных и общих судов Российской Федерации

Ранее действовавшая редакция п. 2 ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), соответствующая п. 2 ст. 201 ГК, также связывала начало течения срока исковой давности с моментом возникновения у кредитора права предъявить требование об исполнении обязательства.

Справочно. 
Позиции высших судебных инстанций по данному вопросу были противоречивы. Так, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отмечал, что в ситуации, когда срок исполнения обязательства сторонами не определен, право предъявления требования об исполнении обязательства у истца возникает по истечении разумного срока (определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.05.2007 № 5883/07). В то же время Верховный суд Российской Федерации указывал, что течение срока исковой давности начинается не со времени возникновения обязательства, как ошибочно посчитал суд надзорной инстанции, а с момента, когда кредитор предъявит должнику требование об исполнении обязанности (определение Верховного суда Российской Федерации от 15.05.2005 № 59-В04-8).

С принятием Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» норма п. 2 ст. 200 ГК РФ была изменена и в актуальной редакции гласит, что по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. Таким образом, законодателем была поставлена точка в дискуссиях о вариантах толкования п. 2 ст. 200 ГК РФ. При этом в новой редакции п. 2 ст. 200 ГК РФ закреплена норма о том, что срок исковой давности во всяком случае не может превышать 10 лет со дня возникновения обязательства. По сути, данная норма дает представление о подходе законодателя к «разумности» срока, прошедшего с момента заключения договора до момента предъявления кредитором требования о его исполнении.

4269 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
В условиях постоянного развития информационных технологий вопрос защиты информации компании становится все более актуальным, а когда речь идет об информации, представляющ...
Локальное нормотворчество