Когда может «прилететь» из-за границы за нарушение авторского права в Интернете?

Опубликованный в Интернете контент становится доступным по всему миру. Может ли он нарушить иностранное законодательство об авторском праве? Признает ли иностранный суд юрисдикцию по спору о нарушении авторского права только на основе контактов в Интернете? Если да, то в каких случаях?

Разберемся на примере практики ЕС, США и России.

Рыбачук Вадим

Юрист

4998Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Позиция ЕС

Современный подход ЕС к юрисдикции судов в отношении дел о нарушении авторского права в Интернете был сформулирован Судом ЕС в деле Hedjuk v. EnergieAgentur (2015). Фотограф Пез Хеджук однажды обнаружил, что германская компания без согласия разместила его фотографии на своем сайте. Фотограф обратился для защиты прав в австрийский суд. Германская компания оспорила юрисдикцию суда, ссылаясь на то, что у сайта нет направленности на пользователей из Австрии. Суд приостановил разбирательство и сделал преюдициальный запрос в Суд ЕС, который пришел к следующим выводам:

1) для признания юрисдикции достаточно того, что объект авторского права доступен в стране суда;

2) юрисдикция суда ограничена ущербом, причиненным в стране суда.

То есть если, как в этом деле, фотографии доступны на территории одной из стран ЕС, то суд этой страны обязан рассмотреть дело о нарушении авторского права. Неважно, была ли направленность сайта на страну или сколько человек увидели фотографии. Последнее, впрочем, будет иметь значение при определении размера убытков: если просмотров из страны суда мало, то и существенные убытки у правообладателя взыскать не получится.

Вопросы юрисдикции нужно отличать от вопросов, связанных с пространственными ограничениями действия законодательства страны суда. Суд может отклонить иск, если ему не удастся установить связь с территорией государства и, соответственно, правом этого государства. Так произошло в деле Wintersteiger 3 (2012). Дело было связано с нарушением права на товарный знак, но аналогичный подход может быть применен и в делах о нарушении авторского права.

Германская компания разместила рекламу в Гугле по ключевому слову «Wintersteiger». Последнее являлось товарным знаком австрийской фирмы, которая и заявила о нарушении своих прав в австрийском суде. Чтобы разрешить вопросы юрисдикции, суд обратился с запросом в Суд ЕС, который применил тот же подход, что впоследствии был применен в деле Хеджука. Дело вернулось в австрийский суд. Тот постановил, что для нарушения прав на зарегистрированный в Австрии товарный знак одной доступности рекламы в Австрии недостаточно. Необходима направленность на национальных пользователей и способность оказать «более чем незначительное воздействие на национальный рынок». Реклама же ответчика была размещена на немецкой версии поисковика (google.de), в то время как австрийцы используют обычно google.at или google.com. Они могут зайти и на немецкую версию поисковика, но обычно этого не делают, доказательств обратного ответчик не предоставил. Суд сделал вывод о том, что ни направленности, ни способности оказать более чем незначительное воздействие у рекламы ответчика нет, и отклонил иск.

Справочно.
Юрисдикция суда в деле Wintersteiger 3 и в деле Хеджука определялась по п. 3 ст. 5 (в последней редакции — п. 2 ст. 7) регламента Брюссель I. Этот регламент (за редкими исключениями) применяется, только когда ответчик домицилирован в одной из стран ЕС. Соответственно, если деятельность в Интернете осуществляется компанией, учрежденной в третьей стране (например, в Беларуси), то применяться будут положения национального законодательства страны суда.

В деле Société Editions du Seuil v. Google (2009) суд во Франции, наоборот, установил тесную связь с французским правопорядком. Одно издательство подало иск к Гуглу за то, что тот оцифровал и разместил ряд книг, права на которые принадлежали издательству, в своем сервисе google books. В ходе разбирательства было установлено, что Гугл оцифровал и опубликовал французские книги, на французском языке, сайт был доступен на французском языке и был зарегистрирован в доменной зоне Франции (books.google.fr). Суд признал наличие тесной связи и применил национальное право для оценки действий ответчика.

Нет контактов с США — нет процесса 

В США тест для определения юрисдикции в отношении лица, находящегося за пределами конкретного штата, был сформулирован еще в «доинтернетную» эпоху. Ответчик должен подпадать под требования процессуального законодательства конкретного штата или федерального законодательства. Кроме этого, должны быть соблюдены требования американской конституции к надлежащему судебному процессу (due process). Последнее выражается в том, что истец должен продемонстрировать достаточную связь ответчика со штатом, где происходит судебное разбирательство, либо с США в целом. То, что такая связь может быть установлена исключительно на основе контактов в Интернете, стало понятно еще в 1990-х гг. (например, Zippo Case). До конца не разрешенным остается вопрос, какие именно контакты будут достаточными. Хотя на уровне решений Верховного Суда никаких критериев для ответа на этот вопрос не было выработано, приблизительную схему размышления американского суда можно понять на примере дела Triple Up Ltd. v. Youku Tudou Inc (2017).

В этом деле оффшорная компания, которая владела исключительными правами на показ нескольких фильмов на территории США, подала иск к китайскому стриминговому сервису Йоку. Часть контента сервиса размещалась его владельцами, часть — пользователями. Большинство фильмов были недоступны в США из-за применения технологии геоблокирования. Но некоторые были доступны, в том числе те, что стали предметом спора. И сайт, и фильмы были на китайском языке. У Йоку были и некоторые другие контакты с США (акции компании обращались на Нью-Йоркской фондовой бирже, на сайте иногда демонстрировалась англоязычная реклама, размещенная американскими рекламными агентствами, был ряд контрактов с американскими компаниями).

Справочно.
Стриминг — это способ передачи данных от провайдера к конечному пользователю, при котором контент находится на удаленном сервере, и для его воспроизведения на устройстве ни загрузка, ни установка не требуются (например, Netflix, Amazon и др.).

Суд применил такой тест:

1) контакты должны быть достаточными для того, чтобы «ответчик мог разумно ожидать быть вызванным в суд здесь»;

2) требования истца должны проистекать из этих контактов или быть связанными с ними.

Доступности фильмов на территории США оказалось недостаточно для того, чтобы установить юрисдикцию. Остальные контакты суд признал нерелевантными ввиду того, что они не были связаны с требованиями истца. В итоге в признании юрисдикции было отказано.

Как и в ЕС, в США суд может отказать в удовлетворении требований на основе анализа действия законодательства в пространстве. Так произошло в деле Perfect 10 Inc v. Yandex N.V. (2013). У Яндекса было несколько сайтов, куда пользователи могли загружать контент. Среди прочего на эти сайты были загружены изображения, права на которые принадлежали американской компании. Когда Яндекс проигнорировал запросы американской компании удалить эти фотографии со своих сайтов, та подала в суд. Суд признал юрисдикцию, так как у Яндекса был агент в США. Однако после анализа действия Закона об авторском праве в пространстве суд отказал в удовлетворении требований. Причины были такими: фотографии хранились на серверах в России, доказательств того, что американские пользователи смотрели и загружали эти фотографии, у истца не было. Одного факта доступности фотографий на территории США недостаточно.

Яндекс также хранил уменьшенные копии фотографий на серверах в США. В отношении них суд применил Закон об авторском праве.

В России все сложно 

В России понимание того, как работает юрисдикция судов в Интернете и как там применяется национальное законодательство, только начинает формироваться. Верховный Суд Российской Федерации постановлением Пленума разъяснил, что российские суды могут признать юрисдикцию в отношении спора о доменном имени сайта, если сайт «ориентирован в первую очередь на российскую аудиторию, коммерческая деятельность ориентирована на лиц, находящихся в юрисдикции Российской Федерации» (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом»).

В подп. 2 п. 3 ст. 402 ГПК РФ законодатель закрепил критерий направленности для установления юрисдикции суда в отношении потребительских споров. Однако за пределами этого (довольно узкого) урегулированного поля суды не анализируют вопросы юрисдикции и территориального предела действия российского законодательства. Это может приводить к различным результатам.

Так, в деле о Комсомольской Правде (2016) суд не признал свою юрисдикцию в отношении иностранного ответчика, разместившего фотографию на своем сайте без согласия правообладателя. Ответчиком была белорусская компания, которая издает газету «Комсомольская правда в Беларуси». Фотография была выложена на сайте kp.by. Суд, обосновывая отказ в признании юрисдикции, ссылался только на то, что ответчик — иностранное лицо без филиалов/представительств в РФ и сайт зарегистрирован в доменной зоне by. Ссылки истца на место наступления вредоносных последствий и тесную связь как основания для признания юрисдикции (п. 4 и 10 ч. 1 ст. 247 Арбитражного процессуального кодекса РФ) суд оставил без должного внимания.

Справочно.
Ознакомиться с постановлением суда по делу о Комсомольской Правде можно по ссылке.

В делах же по «антипиратскому» закону ситуация прямо противоположная. «При вынесении решения суд учитывает лишь два обстоятельства: доказанность принадлежности прав на контент истцу (правообладателю) и установление факта нарушения таких прав на сайте, игнорируя иные существенные обстоятельства дела»* . (*Павел Рассудов, Екатерина Абашина, Саркис Дарбинян (2017). Антипиратский закон: правоприменение, тенденции и системные проблемы (за период 08.2013-06.2017)). Самым ярким примером такого подхода является решение навсегда заблокировать сайт DailyMotion.com. Сайт администрировался французской компанией Dailymotion S.A. (или, по версии Мосгорсуда, — «Даилымотион С.А.»). Анализ связи ответчика или его действий с РФ суд не проводил.

Справочно.
Более подробно об «антипиратском» законе можно узнать по ссылке.

Выводы

Размещая объект авторского права на сайте, нужно помнить о том, что иностранный правообладатель может подать иск за рубежом. Вероятность рассмотрения этого иска будет зависеть от законодательства конкретного государства и связи онлайн-активности с ним.

Скорее всего, либо на этапе установления юрисдикции, либо на этапе применения национального права потребуется квалифицированная связь с конкретным государством. Наличие или отсутствие такой связи будет устанавливаться судом в зависимости от домена, на котором размещен сайт, языка сайта/контента, таргетирования рекламы, местонахождения серверов, фактического доступа резидентов к контенту и других факторов.

Дополнительно по теме:
>>Зикрацкий С., Лысакова Е. Споры о защите авторских прав в сети Интернет
>>Козиков Ю. Используем фотографии из Интернета без нарушения авторских прав
>>Защита контента и информации в интернете: миссия невыполнима? (видео)




4998Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •
Вопрос: ООО «У» (продавец) и ЧУП «Л» (покупатель) 01.03.2022 подписали договор поставки оборудования. В договоре было указано, что поставке подлежит холодильное оборудова...
№ 7 июль 2022
2560