Вы на портале

Субсидиарная ответственность учредителей и должностных лиц: становление судебной практики

Практика возложения на учредителей и должностных лиц организаций субсидиарной ответственности по обязательствам экономически несостоятельного лица на протяжении последних нескольких лет постоянно изменялась. В настоящее время суды достаточно редко отказывают в иске о привлечении соответствующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия-банкрота.

Обновлено
Елина Елена

специалист в области налогового права

2717 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

В силу положений ст. 52 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), а также ст. 11 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» привлечь учредителей, а также должностных лиц организации к субсидиарной ответственности по ее долгам можно только при совокупности следующих условий:

  1. наличие у соответствующего лица права давать обязательные для предприятия указания либо возможности иным образом определять его действия;
  2. совершение соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для предприятия указания;
  3. доведение упомянутыми выше действиями (бездействием) предприятия до банкротства;
  4. наличие причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом.

Отметим, что на протяжении многих лет в судебной практике не было единообразного подхода в части необходимой доказательной базы для установления указанных обстоятельств. Рассмотрим, как формировалась практика судов по этому вопросу на протяжении последнего десятилетия.

Практика привлечения к ответственности на основании актов государственных органов

Анализируя судебную практику 2005–2006 гг. о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей, должностных лиц организации, можно прийти к выводу, что в то время хозяйственные суды основывались на приговорах общих судов*, которые устанавливали вину руководителей в совершении уголовно-наказуемых деяний (например, лжепредпринимательская деятельность, неуплата налогов, выманивание кредита, мошенничество и т.д.), направленных на образование кредиторской задолженности своего предприятия, которая не могла быть погашена ввиду недостаточности имущества предприятия, что влекло его банкротство. В случае отсутствия вступившего в силу приговора суда, устанавливающего соответствующие обстоятельства, суды попросту отказывали в удовлетворении заявленных исковых требований.

* В отношении названия судов используется терминология, действовавшая в течение рассматриваемого временного отрезка. — Прим. ред.

В 2007–2009 гг. хозяйственные суды начали сами давать оценку действиям (бездействию) руководителей предприятий-банкротов. Например, анализировались сделки должника, заключенные на заведомо невыгодных условиях, которые повлекли убытки для предприятия.

Однако наибольший удельный вес решений о привлечении к субсидиарной ответственности должностных лиц предприятий составляли решения, вынесенные на основании актов налоговых проверок, в которых указывались виновные в нарушении налогового законодательства лица (в основном директор и главный бухгалтер).  Данным лицам вменялось бездействие в части отсутствия надлежащей организации бухгалтерского учета, что влекло доначисление предприятию обязательных платежей и штрафных санкций и, как следствие, признание его банкротом.

Отметим, что в рассматриваемый промежуток времени хозяйственные суды зачастую не разбирались в обстоятельствах, установленных актами налоговых проверок.

Пример 1.

ООО «А» был поставлен товар на основании товарно-транспортной накладной, которая при проведении проверки налоговой инспекцией была признана недействительной, что повлекло доначисление НДС, взятого к вычету. В результате предприятие оказалось не способным уплатить налог и вынуждено было подать заявление должника о банкротстве. В указанной ситуации директор ООО «А» был привлечен к субсидиарной ответственности.

На наш взгляд, в данной ситуации вины рукводителя нет, поскольку он, получая товар и подписывая товарно-транспортную накладную, не обязан проверять ее на предмет того, включена ли она в «черные списки» налоговой инспекции.

Практика «безусловного» привлечения к ответственности

Отметим, что постепенно суды стали прибегать к практике «безусловного» привлечения к субсидиарной ответственности руководителей в случае доначисления предприятию обязательных платежей.

Пример 2.

Хозяйственный суд г. Минска, рассмотрев совместное исковое заявление кредиторов к директору должника, в феврале 2010 г. вынес решение о взыскании с директора должника суммы задолженности предприятия-банкрота перед ними в порядке привлечения его к субсидиарной ответственности по обязательствам организации. Истцами в качестве доказательств были представлены копия реестра требований кредиторов банкрота, подтверждающего размер неисполненных обязательств, и копия определения хозяйственного суда г. Минска о завершении ликвидационного производства в отношении этого предприятия. Никаких дополнительных доказательств, устанавливающих, какие именно действия (бездействие) совершил директор, которые явились необходимым и достаточным условием для признания должника банкротом, истцами представлено не было. Впервые в судебной практике хозяйственный суд г. Минска в мотивировочной части решения сделал вывод о том, что бывшего директора предприятия — должника необходимо привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам последнего в связи с тем, что он, как директор, отвечал за хозяйственную деятельность предприятия и допустил образование кредиторской задолженности, которую предприятие не смогло погасить.

Таким образом, исходя из указанного примера, при вынесении решения судом не учитывалось отсутствие такого критерия, как совершение руководителем предприятия действий (или бездействие), повлекших банкротство должника, и должностное лицо было привлечено к субсидиарной ответственности лишь за то, что являлось директором.

Указанное решение было обжаловано в апелляционную инстанцию, которая отложила рассмотрение апелляционной жалобы на неопределенный срок в связи с направлением запросов в различные органы с целью установить какие-либо действия (бездействие) бывшего директора, повлекшие банкротство должника**.

** К сожалению, ни автору, ни редакции неизвестно, как в дальнейшем разрешилось данное дело. — Прим. ред.

Делегирование права на обращение в суд

Начиная с 2010 г. налоговые органы обращались в суд с подобными исками крайне редко (в среднем 1–2 иска в год). Поскольку перспектива отказного иска не рассматривалась, они подавались только в самых стандартных случаях: когда имела место банальная неуплата налога по декларации (в таких случаях необходимо было доказать вину) и когда предприятие признавалось банкротом при наличии задолженности, возникшей по результатам проверки, в ходе которой выявлялась работа с  так называемыми «финкомпаниями».

Затем в практике увеличилось число дел по привлечению к субсидиарной ответственности по долгам банкротов, проверка которых проводилась расчетным методом, то есть в отсутствие бухгалтерских документов. Отметим, однако, что не все судьи готовы были удовлетворить данные иски, поскольку считали, что в такой ситуации невозможно определить точный размер задолженности.

Постепенно практика пришла к тому, что налоговые органы стали обращаться к управляющим по делу о банкротстве с ходатайствами о подаче иска, выступая при этом третьим лицом на стороне истца. Но и здесь имелся нюанс: поскольку суммы по этим искам для выплаты физическим лицом, как правило, были астрономическими, фактически дождаться их взыскания было нереально. Это приводило к затягиванию процедуры банкротства и невозможности завершения ликвидационного производства, так как иски управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности должны быть рассмотрены судом в рамках рассмотрения дела о банкротстве. В связи с этим управляющие старались избегать подачи подобных исков в суд и выносили на повестку дня собрания кредиторов вопрос о возможности освободить управляющего от данной обязанности. В таком случае кредитор был вправе после окончания процедуры банкротства самостоятельно обратиться с подобным иском в течение 10 лет. Очевидно, что очень небольшое количество кредиторов в последующем воспользуется этим правом.

В настоящее время постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25.06.2015 № 7 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление Пленума № 7) установлена обязанность управляющего при наличии оснований предъявить иск о привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности до завершения ликвидационного производства независимо от решения собрания кредиторов об освобождении управляющего от исполнения указанной обязанности. Вместе с тем рассмотрение таких исков и взыскание задолженности в рамках ликвидационного производства не должны затягивать процесс рассмотрения дела об экономической несостоятельности (банкротстве) юридических лиц.

В этой связи в последнее время налаживается практика передачи взысканной в порядке привлечения к субсидиарной ответственности задолженности непосредственно кредитору должника. В таких случаях между организацией-должником в лице управляющего и кредитором заключается договор уступки права требования взысканной задолженности.

В дальнейшем кредитору, который приобрел право требования с виновных лиц на сумму задолженности, взысканную по решению суда в порядке привлечения к субсидиарной ответственности, необходимо подать в суд ходатайство о замене стороны и обратиться за взысканием задолженности в обычном порядке (через службу принудительного исполнения).

Такая процедура позволяет своевременно завершить ликвидационное производство, а также дает возможность кредитору, не обращаясь самостоятельно в суд с иском, контролировать процесс взыскания задолженности.

Практика привлечения к ответственности за бездействие

В настоящее время судебная практика по рассматриваемым нами делам все больше совершенствуется в сфере привлечения к субсидиарной ответственности лиц, допустивших бездействие.

Пример 3.

Инспекция Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь обратилась в экономический суд с иском о привлечении директора и главного бухгалтера ЧУП «Л» к субсидиарной ответственности по долгам предприятия, которое было признано экономически несостоятельным (банкротом) в связи с невозможностью погашения задолженности по налогам. Проверка предприятия проводилась расчетным методом, поскольку бухгалтерские и учетные документы были утеряны директором при переезде из одного офиса в другой.
За нарушение должностным лицом юридического лица правил хранения бухгалтерских документов и иных документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, повлекшее их утрату, директор в ходе налоговой проверки привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью третьей ст. 12.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. Поскольку ни в ходе проверки, ни впоследствии руководитель не предпринял никаких мер по уменьшению задолженности предприятия по налогам, а также по восстановлению бухгалтерских документов, это было расценено как бездействие, приведшее к образованию задолженности, погасить которую предприятию оказалось не под силу. Изучив материалы дела, суд удовлетворил иск.

То же самое касается и учредителей организаций-банкротов. Зачастую действия, которые могут послужить основанием для привлечения их к субсидиарной ответственности, касаются ситуаций, когда учредитель принимает решения, в результате которых организация становится банкротом (берется ничем не обеспеченный кредит в банке, деньги тратятся не на развитие предприятия, а на иные нужды). В то же время, как показывает практика, в большинстве случаев учредители привлекаются к субсидиарной ответственности именно за бездействие.

Пример 4.

Экономическим судом г. Минска удовлетворен иск управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ЧУП «С» о привлечении к субсидиарной ответственности по неисполненным обязательствам предприятия его учредителя Н. Ответчик иск не признал, пояснив, что продал данное предприятие за несколько лет до образования задолженности, приведшей к банкротству предприятия. Однако, изучив обстоятельства дела, суд установил, что ответчик оформил предприятие как единый имущественный комплекс, заключил договор купли-продажи данного предприятия, но не исполнил обязательство по государственной регистрации такой сделки, предусмотренное ст. 131 ГК.
Таким образом, реализация (отчуждение) предприятия не состоялась. Поскольку нормативными актами, регулирующими деятельность унитарных предприятий, а также уставом ЧУП «С» предусмотрено, что в компетенцию учредителя входят назначение директора предприятия, контроль за его деятельностью, право требования от директора регулярного отчета о финансовой деятельности предприятия, а также принятие решения о ликвидации предприятия, учредитель предприятия несет ответственность за финансово-хозяйственную деятельность предприятия. Несмотря на это, ответчик Н., ошибочно полагая, что он продал предприятие «С» и не имеет больше к нему отношения, самоустранился от контроля за деятельностью предприятия. В дальнейшем по результатам налоговой проверки была выявлена неуплата крупной суммы налогов. Данная задолженность и привела к банкротству организации. Суд счел доводы ответчика несостоятельными и привлек его к субсидиарной ответственности по долгам предприятия солидарно с директором.

Несмотря на то, что рассматриваемый пример довольно нетипичный, он является еще одним доказательством того, что в большинстве случаев поводом для привлечения к субсидиарной ответственности выступает банальное бездействие учредителей и их пассивное отношение к судьбе своего предприятия.

Отметим, что такая пратика тоже является весьма опасной, поскольку суды могут впасть в крайность и привлекать учредителей к субсидиарной ответственности по деятельности своей организации в любом случае, вне зависимости от того, принимают ли они какие-то решения или нет, лишь по той причине, что учредители не контролируют деятельность организации.

От редакции.

Описанная в статье проблема рассматривалась на III Белорусском форуме корпоративных юристов, организованном журналом «Юрист» и Образовательным центром «Профессиональный интерес» в конце октября 2015 г.

Один из судей экономического суда г. Минска, выступая по данной теме, отметил, что он уже забыл, когда отказывал в иске о привлечении учредителей, а также должностных лиц организации к субсидиарной ответственности по ее долгам. Иными словами, в настоящее время суды практически всегда удовлетворяют соответствующие иски.

В рамках данной дискуссии выступающий предостерег кредиторов от жалоб на управляющего, суть которых заключается в том, что тот не подает иск о привлечении к субсидиарной ответственности. Судья экономического суда г. Минска подчеркнул, что управляющий обязан подавать такой иск только при наличии соответствующих оснований. Если же он дает заключение, что таких оснований нет, то суд не может повлиять на ситуацию, поскольку он не вправе решать вопрос о наличии или отсутствии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности.

Применительно к вопросу об управляющих эксперт также прокомментировал применение на практике нормы п. 14 постановления Пленума № 7, которая определяет порядок назначения антикризисного управляющего. Судья в своем выступлении отметил буквально следующее: «Мы будем назначать того управляющего, которого полагаем наиболее оптимальным в конкретном деле». Он пояснил, что установленное постановлением правило о назначении управляющего из числа кандидатур, представленных лицом, подавшим заявление банкротстве, не является императивным для суда.

2717 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме