Неявка на работу водителя в связи с поломкой автомобиля

Как установлено ст. 31 Трудового кодекса Республики Беларусь, рабочим местом является место постоянного или временного пребывания работника в процессе трудовой деятельности. Рабочим местом водителя автомобиля, исходя из данного определения, является автомобиль (кабина автомобиля в первую очередь). Однако если в процессе осуществления водителем своих должностных обязанностей происходит поломка автомобиля, то где водитель должен исполнять свои трудовые обязанности?

Обновлено
Ряузов Василий
Ряузов Василий

Старший юрист юридической фирмы «Сысуев, Бондарь и партнёры»

2397 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Основные вопросы статьи:

  • в случае поломки автомобиля во время выполнения работы по перевозке на ком лежит обязанность по осуществлению ремонта?
  • что является рабочим местом водителя автомобиля?
  • является ли уважительной неявка водителя на работу ввиду отсутствия автомобиля, на котором он выполняет свои обязанности?

Краткая суть дела

В ноябре 2014 г. на работу в небольшую транспортную организацию был принят водитель автомобиля. Уже в ноябре водитель исполнял свои обязанности ненадлежащим образом (при получении груза он неправильно закрепил его в кузове полуприцепа, из-за чего груз самопроизвольно перемещался и мог быть поврежден; после разгрузки не сообщил о своем месте нахождения и не вернул автомобиль на стоянку; осуществил заправку сверх необходимого количества литров по его маршруту).

У работника на основании ст. 199 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК) были истребованы письменные объяснения, после которых наниматель вправе был наложить дисциплинарное взыскание. Работник дал объяснения, в которых указал, что данные недостатки в своей работе он признает и исправит. Согласно ст. 200 ТК дисциплинарное взыскание могло быть наложено не позднее месяца с даты обнаружения указанных дисциплинарных проступков. Несмотря на вышеизложенное, ни к дисциплинарной, ни к материальной ответственности водитель привлечен не был.

17.12.2014 водитель автомобиля был направлен в служебную командировку для выполнения грузоперевозки по маршруту г. Минск — г. Смоленск — г. Рославль — г. Минск. Однако 18.12.2014 работник сообщил нанимателю по телефону о неисправности автомобиля (возникли проблемы со сцеплением). В должностные обязанности работника входило устранение возникших во время работы на маршруте неисправностей, в том числе ремонт и техническое обслуживание автомобиля. Однако водитель ремонтом автомобиля не занялся, на станцию технического обслуживания (далее — СТО) не обратился, ввиду чего нанимателем было принято решение о буксировке автомобиля обратно для установления причин повреждения и осуществления ремонта. Меры по буксировке автомобиля с полуприцепом из г. Рославля в г. Минск были приняты с 19 по 20 декабря. Таким образом, с 19.12.2014 водитель автомобиля своих должностных обязанностей осуществлять не мог по причине простоя. Необходимо было установить причины и время простоя.

К сведению

В соответствии с частью первой ст. 34 ТК простоем признается временное (сроком не более 6 месяцев) отсутствие работы по причине производственного или экономического характера (выход из строя оборудования, механизмов, отсутствие сырья, материалов, электроэнергии и т.д.).

После прибытия автомобиля было установлено, что в нем повреждено сцепление. 22.12.2014 водитель прибыл к месту стоянки автомобиля для передачи товаросопроводительных документов. После передачи документов, которая имела место около 12 часов дня, водитель на работу больше не являлся.

Комиссией нанимателя был установлен простой по вине работника, поскольку он был признан виновным в поломке транспортного средства, и поставлен вопрос об оценке размера материального ущерба, при этом указанные рабочие дни не оплачивались (ст. 71 ТК).

Ввиду отсутствия денежных средств на оплату стоянки 24.12.2014 директором было принято решение о том, чтобы поставить автомобиль на своей придомовой территории, что и было сделано около 12 часов того же дня, когда работник возвратил ключи от автомобиля.

Работник осуществлять ремонт отказался, несмотря на то что это являлось его должностной обязанностью, и устно обратился с просьбой об увольнении. В то же время на работу водитель больше не являлся, ввиду чего были установлены прогулы.

Справочно

Исходя из части первой п. 34 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.03.2001 № 2 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде» прогулом считается отсутствие на работе без уважительных причин в течение всего рабочего дня либо более 3 часов в течение всего рабочего дня непрерывно или суммарно как на территории организации, так и на объекте вне территории организации, где в соответствии с трудовыми обязанностями должна выполняться порученная работа.

30.12.2014 на адрес работника нанимателем было направлено заказное письмо с требованием сообщить о причинах своего отсутствия на рабочем месте, которое было получено работником в первых числах января 2015 г. В середине января от работника пришло письмо, в котором он просил уволить его по соглашению сторон и не сообщал о причинах своего отсутствия. При этом в письме содержались претензии к нанимателю.

Работнику были направлены извещения с просьбой явиться в офис нанимателя 19.01.2015 для подписания документов. 19.01.2015 работник был уволен за прогулы с 22.12.2014. Прибыв 19.01.2015, он отказался подписывать приказ, объяснительную и получать расчет и трудовую книжку. Нанимателем было направлено заказное письмо с изложением указанных требований.

Справочно

Согласно частям первой и третьей п. 73 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек, утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 16.06.2014 № 40 «О трудовых книжках», в случае отсутствия работника на работе в день увольнения либо его отказа от получения трудовой книжки нанимателем в этот же день направляется заказное письмо с уведомлением о вручении о необходимости явиться за получением трудовой книжки.

Отметим, что с 01.01.2015 вступили в силу нормы Декрета Президента Республики Беларусь от 15.12.2014 № 5 «Об усилении требований к руководящим кадрам и работникам организаций», в соответствии с которыми нанимателю было предоставлено право расторгать трудовой договор (контракт) с работником, допустившим нарушение производственно-технологической, исполнительской или трудовой дисциплины, повлекшее причинение организации ущерба в размере, превышающем 3 начисленные среднемесячные заработные платы работников Республики Беларусь. В данном случае комиссией было установлено, что размер ущерба превышает 10 начисленных среднемесячных заработных плат работников Республики Беларусь. Исходя из вышеизложенного у нанимателя на 19.01.2015 имелось не менее чем 3 основания для увольнения:

  1. заявление работника с просьбой об увольнении по соглашению сторон;
  2. совершенные прогулы;
  3. причиненный материальный ущерб.

Наниматель был вправе принять лишь решение об увольнении за совершение виновных действий.

Работник 19.02.2015 обратился в суд с исковым требованием об изменении формулировки увольнения на увольнение по соглашению сторон.

Мотивировочная часть решения суда

18.03.2015 судом было вынесено решение об изменении формулировки увольнения на увольнение по требованию работника. По ходатайству нанимателя была составлена мотивировочная часть.

В мотивировочной части решения было указано: «Судом установлено, что ввиду поломки транспортного средства 22.12.2014 водитель не был обеспечен другим транспортным средством для выполнения трудовых обязанностей». В то же время суд не установил, каким образом наниматель мог предоставить лицу, отсутствующему на работе, другое транспортное средство.

Кроме того, в мотивировочной части решения было указано: «Транспортное средство находилось и находится в неисправном состоянии на придомовой территории по месту жительства директора, которое не может являться рабочим местом». Однако вплоть до 12 часов 24.12.2014 транспортное средство не находилось на придомовой территории по месту жительства директора. Оно было оставлено водителем даже не на стоянке, а на обочине у дома директора, и водитель убыл 22.12.2014 в не установленном судом направлении. 23.12.2014 водитель на работу не явился вовсе, соответственно, доступ к автомобилю до тех пор, пока работник не отдал ключи, у последнего имелся.

Как было указано в мотивировочной части решения, «условия для осуществления работ по ремонту автомашины нанимателем обеспечены не были». Однако суд не установил, каким образом наниматель мог обеспечить отсутствовавшему работнику условия для ремонта автомашины. Для обеспечения таких условий необходимо присутствие на рабочем месте сотрудника, который будет, например, контролировать перевозку автомобиля на СТО и т.д. При этом каким образом ответчик мог организовать перевозку автомобиля на СТО, если автомобиль как материальная ценность был передан работнику и ключи от автомобиля имелись только у работника?

В мотивировочной части решения также было указано, что «выполнение ремонтных работ в условиях, предложенных нанимателем, силами водителя автомобиля противоречит требованиям законодательства» и «доводы нанимателя о том, что работник не обращался с просьбой об организации ему условий для ремонтных работ ... не могут быть приняты во внимание». В суде было установлено, что наниматель
неоднократно предлагал работнику приехать на работу для обсуждения условий ремонта. Однако работник не приезжал на работу, не работал на другом транспортном средстве, не участвовал в ремонте и хотел лишь уволиться. Таким образом, полагаем, что наниматель не мог обеспечить условия для ремонтных работ отсутствующему на работе работнику.

Кассационная инстанция

Мотивировочная часть была получена нанимателем 30.03.2015. Кроме того, 30.03.2015 прокуратурой был принесен кассационный протест. 03.04.2015 кассационный протест был отозван, а 06.04.2015 нанимателем была подана кассационная жалоба.

Помимо этого, судом был нарушен срок изготовления протокола судебного заседания, и в материалы дела было вложено ходатайство работника об изменении предмета иска после вынесения решения. О двух указанных фактах имеется письменный ответ из суда.

Работник, как истец, изменил в процессе одновременно предмет и основание иска. Наниматель также заявлял, что в деле имелся подложный документ (копия товарно-транспортной накладной (далее — ТТН) от 22.12.2014, в которой, видимо, работником была исправлена фамилия водителя — для того, чтобы доказать, что он якобы работал; в оригиналах ТТН указанных исправлений не было).

Судом также на нанимателя были возложены расходы по квитанции от 25.02.2015 по договору от 25.02.2015 (договор не был приложен) за составление искового заявления (напомним, что иск был подан 19.02.2015) и по квитанции от 24.01.2014 (полагаем, что здесь действительно могла иметь место опечатка, допущенная в юридической консультации, что не исследовалось судом) за консультацию по трудовому праву. Иных документов о расходах в суд не было представлено, а квитанции были составлены без указания на то, за какую конкретно юридическую помощь данные суммы уплачены и как это связано с рассматриваемым делом.

Суд устно пояснил, что рабочим местом должно быть некое стационарное место, куда должен был явиться работник, и офис в данном случае под эти цели не подпадал. Поэтому неявка работника и устный отказ осуществлять ремонт, по мнению суда, были правомерны, а наниматель, соответственно, не предоставил другого автомобиля работнику и не обеспечил условий для ремонта, в чем и заключается его нарушение.

Кассационная инстанция оставила решение суда первой инстанции в силе.

Жалоба в порядке надзора в настоящее время еще не подана.

2397 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме